После выборов Нурсултана Назарбаева будут судить за госизмену

09.01.2019 14:20
shadow

Нурсултан Назарбаев провел свой последний год на посту Президента Казахстана. Рокировка власти совсем близко – Дарига займет место отца. И к своему уходу Назарбаев заготовил еще несколько антинародных реформ. Ведь давно не секрет, что Казахстан давно стал личным карманом Елбасы – после ухода Назарбаева народу останутся одни долги.

Кадровая зачистка 2018 года подразумевала только одно – зачистить место для Дариги. Из окружения Назарбаева выпали знаковые фигуры – Имангали Тасмагамбетов и Адтльбек Джаксыбеков. Оба они были продуктами Назарбаева, созданными для верного служения Елбасы. Интересно, что первыми назвал их врагами народа сын Дариги, Айсултан Назарбаев.

Для Дариги было важно, чтобы со своего поста ушел и министр внутренних дел. Но Назарбаев не захотел расставаться со своим верным генералом. Потому Дарига была вынуждена смириться с волей отца.

Алчность помешала Назарбаеву передать власть в наиболее благоприятный для того период – три года назад. Сегодня операция «Преемница» имеет очень высокие риски.

Кроме того, риски есть и из-за неоднородности самого окружения Назарбаева, вплоть до его ближайших родственников, например, Тимура Кулибаева. Большие капиталы временных попутчиков Назарбаева могут принести большие проблемы наследнице престола.

Власть и бизнес в Казахстане: система господства и подчинения

Почему установившиеся в казахстанской политике правила игры отводят бизнесу роль подчиненного, исполняющего «поручения» власти?

ВЛАСТЬ СКАЗАЛА: НАДО! БИЗНЕС ОТВЕТИЛ: ЕСТЬ!

Деловую и административную часть Туркестана, нового областного центра самой южной области Казахстана, власти страны «поручают» отстроить крупному бизнесу. В начале этого месяца президент Нурсултан Назарбаев сказал, что предприниматели должны внести свой вклад в развитие государства, оказывающего им поддержку, и дал им задание построить «по одному объекту» в Туркестане.

Перед живущим в Бельгии миллиардером Патохом Шодиевым, сооснователем горно-металлургического гиганта ENRC, поставили задачу построить музей; контролирующему нефтяные и торговые предприятия Данияру Абулгазину «поручили» воздвигнуть водноспортивный комплекс; главе строительной компании «Базис-А» Александру Беловичу — театр; руководителю другой строительной компании, BIGroup, Айдыну Рахимбаеву — центр казахских ханов, биев и батыров; владельцу AstanaMotors Нурлану Смагулову — автосалон. Раздали «задания» и национальным компаниям, которым предстоит сдать в эксплуатацию стадион, Дворец молодежи и другие объекты.

Возражений бизнес публично не высказал. И на последующих встречах с руководством Туркестанской области, судя по сообщениям официальных агентств, предприниматели подтвердили готовность строить объекты. Информации об их стоимости, источниках финансирования, о том, оправданно ли строительство, нет.

«Власть сказала: надо! Бизнес ответил: есть!» Такой подход укоренился в казахстанской практике, похоже, не только на уровне отношений центральных государственных органов с крупными бизнесменами. Люди из регионов рассказывают, что местные власти обращаются к среднему бизнесу за спонсорской помощью, за средствами на различные культурно-массовые мероприятия, финансирование которых, как правило, в бюджете не закладывается.

ЗАЖАТЬ И ЗАСТАВИТЬ

В начале 2000-х Назарбаев, обращаясь к топ-бизнесменам, заявил: «Я вас создал своими руками… И вправе надеяться, что вы поддержите ту политику, которую я провожу». В те же времена на одном из совещаний с предпринимателями президент заявил, что может любого из сидящих перед ним взять за руку и отвести в суд. Тогда в притихшем зале никто не возмутился.

Получается, что среди тех, кто тогда сидел в зале, не было ни одного, кто мог сказать: «Извините, господин президент, эта ваша фраза ко мне не относится. Я нажил и заработал свой бизнес честным путем». Это очень печально и негативно с точки зрения нашего развития как независимого государства, — комментирует фразу президента и молчаливую реакцию бизнесменов финансовый эксперт Айдар Алибаев, в прошлом возглавлявший Ассоциацию накопительных пенсионных фондов.

Не возмутились бизнесмены и позже, в 2017 году, когда Нурсултан Назарбаев попросил правительство разработать закон, чтобы «зажать и заставить» бизнесменов держать деньги в стране, а не выводить за рубеж. Промолчали предприниматели и ранее, в 2015 году, когда президент призвал их участвовать в легализации капиталов и имущества: «Люди, которым государство дало возможность разбогатеть, я по пальцам всех знаю, и я знаю, как они богатели. Каждого, кто в Казахстане сейчас состоятельный».

Впрочем, бизнес порой не молчит, а публично демонстрирует, что рад угождать власти. Бизнесмен Нурлан Смагулов, участвовавший в строительстве объектов к выставке EXPO (прошла в Астане в 2016 году), на совещании по подготовке к ней предложил назвать новый торговый центр «Нур-Плазой» (слово «нур», совпадающее с первым слогом имени президента Казахстана, нередко используется в названиях общественно-политических организаций, социальных программ и бизнес-объектов). И услышал от президента: «Где ты научился так подмазываться?» Под смех в зале Смагулов ответил: «Жизнь научила».

Директор Центральноазиатского фонда развития демократии политолог Толганай Умбеталиева считает, что правила игры в системе, которая сформировалась в Казахстане, отводят бизнесу роль подчиненного.

У бизнес-элиты нет другого выхода, как подчиняться или демонстрировать покорность, так как вопрос «казнить или помиловать» зависит от президента. Поэтому самый лучший способ — это молчать, — говорит Толганай Умбеталиева.

Повелительный тон президента в общении с предпринимателями — это один из элементов политической игры и демонстрация силы не только бизнесу, но и всему своему окружению.

CRONYCAPITALISM

Айдар Алибаев говорит, что в стране, где «политическая система подавляет экономику», не может быть полноценного экономического развития и активного развития бизнеса. Бизнес, который сейчас присутствует в стране, замонополизирован и зарегулирован под бременем налогов, контролирующих органов, высоких цен и кредитных ставок, считает Алибаев.

Даже малый и средний бизнес уже, можно сказать, на грани исчезновения. Есть какой-никакой рынок услуг. Выживают какие-то парикмахерские, клубы, салоны, небольшие магазинчики. Обрабатывающей промышленности практически нет. А сырьевой добывающий и нефтегазовый сектор находится в руках госмонополий, квазигосударственного сектора и так называемого крупного бизнеса, приближенного к власти. Поэтому говорить о бизнесе как об опоре государства и двигателе развития, как в той же Европе, в Казахстане, к сожалению, не приходится, — говорит эксперт.

Предприниматель средней руки из Западно-Казахстанской области Барлык Мендыгазиев, известный тем, что передал свое нефтесервисное предприятие коллективу после конфликта с местными властями, считает, что самостоятельного крупного бизнеса в Казахстане не существует.

Те, кто пытается заниматься малым и средним бизнесом, всё равно находятся под постоянным влиянием чиновников местного уровня. Большой бизнес полностью принадлежит олигархам. Я таких называю госпредпринимателями. Так любая кухарка может вести «большой бизнес», — говорит Мендыгазиев.

Бизнесмен вспоминает, что на заре независимости Казахстана предприниматели были полны надежд и планов, но потом «кого-то посадили, кого-то постреляли, а кто-то покинул страну», в которой за эти годы установилась, по мнению Барлыка Мендыгазиева, «клептократическая система».

Американский эксперт Александр Кули, исследователь Колумбийского университета, и профессор британского Университета Эксетер Джон Хезершоу в вышедшем в 2017 году совместном труде «Диктаторы без границ. Власть и деньги в Центральной Азии» (Dictatorswithoutborders, PowerandmoneyinCentralAsia) отмечают, что становление в регионе cronycapitalism'а — капитализма «для своих», кумовского капитализма — проходило параллельно с усилением авторитарных тенденций.

В Казахстане это было вызвано экономическим ростом на фоне роста добычи огромных запасов нефти и газа и благоприятной ценовой конъюнктуры. «Золотое дно» открыло возможности разбогатеть преимущественно элитам, многие представители которых не сталкивались с обвинениями в различных финансовых преступлениях до тех пор, пока не решались выступить против режима, подчеркивают исследователи.

Нурсултан Назарбаев время от времени напоминает состоятельным бизнесменам, что деньги им «позволило заработать государство», и требует от них вкладывать средства в Казахстан. Между тем отток капиталов из страны за десятилетие исчисляется, по разным данным, десятками миллиардов долларов. В 2015 году в Национальном банке заявили, что за 10 лет из Казахстана «ушло» около 100 миллиардов долларов. Такую же цифру в 2016 году назвал заместитель генерального прокурора Андрей Кравченко, когда говорил о выведенных из страны за последние 10–15 лет средствах.

Есть ли культ личности Назарбаева?

Оппоненты Нурсултана Назарбаева утверждают, что культ личности президента в стране усиливается. Сторонники Назарбаева утверждают, что этого явления нет, а есть лишь «проявление национальных особенностей».

77-летний Нурсултан Назарбаев — бессменный президент Казахстана с 1991 года. Согласно закону о лидере нации, принятому в 2010 году, первый президент Казахстана даже после отставки не может быть задержан, арестован, привлечен к административной или уголовной ответственности за деяния, совершённые им в период исполнения полномочий президента, а после их прекращения — связанные с осуществлением своего статуса первого президента Казахстана. Гарантии неприкосновенности, предусмотренные в законе, распространяются также на имущество Назарбаева и совместно проживающих с ним членов семьи.

КУЛЬТ НАЗАРБАЕВА В КОНЦЕ ПОЗАПРОШЛОГО ГОДА

Правозащитник, журналист и краевед Андрей Свиридов говорит репортеру Азаттыка, что последние проявления культа личности Назарбаева он предпочитает отсчитывать с ноября-декабря позапрошлого года. Тогда, 1 декабря, страна отмечала очередной День первого президента, а 16 декабря страна отмечала 25-летие Независимости Казахстана. Эти события, по словам Свиридова, имеют особую символическую значимость для темы о культе личности Назарбаева.

15 ноября 2016 года, в преддверии Дня первого президента, Национальный банк Казахстана презентовал в Астане сувенирную банкноту номиналом 10 тысяч тенге, посвященную 25-летию независимости, с изображением президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Представляя банкноту, председатель Национального банка Данияр Акишев сравнил Назарбаева с такими историческими личностями, как Нельсон Мандела, Мустафа Кемаль Ататюрк, Ли Куан Ю, Уинстон Черчилль, чьи портреты размещены на национальных банкнотах.

23 ноября депутаты парламента Казахстана приняли Декларацию 25-летия независимости Казахстана, в которой говорится, что «все достижения и победы независимого Казахстана» стали возможны благодаря мудрому руководству президента Нурсултана Назарбаева. В декларации предлагается отразить имя Назарбаева в наименовании столицы и «других важных объектов». Депутаты парламента предложили воздвигнуть в Астане монумент «Тауелсиз Казахстан» и отметить в Конституции «выдающийся вклад в строительство государства» Назарбаева.

Тогда в кулуарах парламента депутат мажилиса Куаныш Султанов заявил журналистам, что Астану можно переименовать в Нурсултан или в Назарбаев. Коллеги Султанова поддержали инициативу о переименовании Астаны. Депутат мажилиса Маулен Ашимбаев назвал предложение о переименовании «правильным» и «важным»; по мнению депутата мажилиса Загипы Балиевой, Астану можно было бы переименовать в город Назарбаев. Депутат Бакытгуль Хаменова предложила название Елбасы, а депутат сената Михаил Бортник посчитал, что городу можно дать двойне имя Астана-Елбасы.

Идея переименования столицы не нова. Сразу после появления у столицы Казахстана имени Астана (что означает в переводе с казахского языка «столица») возникли предположения, что это сделано для того, чтобы зарезервировать название столицы за именем или фамилией президента, — как и сохранение до поры до времени названия улицы Фурманова.

Однако поначалу говорили, что Астана и улица Фурманова, скорее всего, будут переименованы после кончины Назарбаева. Но улица Фурманова уже в 2017 году была переименована в проспект Назарбаева, а первая серьезная попытка подогнать имя столицы «под Назарбаева» произошла еще девять лет назад, в 2008 году, — когда с парламентской трибуны депутат мажилиса Сат Токпакбаев предложил изменить название столицы с Астаны на Нурсултан. Сразу после этого события в адрес премьер-министра Карима Масимова якобы стало приходить много писем с просьбой переименовать Астану в Нурсултан. Но тогда по неизвестной причине эта идея не была реализована.

Хотя депутаты парламента в позапрошлом году утверждали, что увековечивания имени президента Назарбаева в наименовании столицы хочет народ, в социальных сетях поднялась волна критических высказываний против инициативы переименования Астаны и в целом против культа личности Нурсултана Назарбаева. Правозащитник и журналист Сергей Дуванов провел 24 ноября 2016 года одиночную акцию протеста у монумента Независимости на площади Республики в Алматы с плакатом «Нет культу личности в Казахстане!».

Наверное, это подействовало. Может быть, одного такого факта мало… но реакция на Facebook’е была — если не миллион, то несколько тысяч просмотров, — говорит Андрей Свиридов в связи с тем, что президент Назарбаев не поддержал и в этот раз идею переименования Астаны.

НОВЕЙШЕЕ ПРОЯВЛЕНИЕ КУЛЬТА НАЗАРБАЕВА?

Андрей Свиридов называет символическими в плане укрепления культа личности Нурсултана Назарбаева два события, произошедшие в 2017 году: переименование улицы Фурманова в Алматы и международного аэропорта Астаны.

На сессии маслихата города Алматы 30 ноября 2017 года депутаты приняли решение переименовать улицу Фурманова и присвоить ей имя Нурсултана Назарбаева.

Многие улицы, названные в честь советских деятелей, были переименованы в Алматы в 1990-е годы. Однако название улицы имени революционера и советского писателя Дмитрия Фурманова сохранилось, несмотря на инициативы сменить его. Представители оппозиционных организаций в 2006 году предлагали переименовать улицу Фурманова в улицу Сарсенбаева. Оппозиционный политик Алтынбек Сарсенбаев был убит в феврале 2006 года вместе с двумя помощниками; их тела были обнаружены в пригороде Алматы.

Однако инициатива оппозиции тогда не нашла поддержки у властей. Одним из аргументов отказа тогда была ссылка на то, что для переименования улицы в честь какого-либо деятеля должно пройти пять лет с момента его смерти.

Аргумент, что для присвоения имени деятеля какому-либо объекту должно пройти не менее пяти лет с его смерти, не помешал назвать в честь президента Нурсултана Назарбаева ряд объектов в стране. 21 июня 2017 года, в канун его дня рождения, правительство приняло решение переименовать воздушную гавань Астаны в «Международный аэропорт Нурсултан Назарбаев».

ОБ ИДЕОЛОГИИ КУЛЬТА ЛИЧНОСТИ НАЗАРБАЕВА

Активно выступающий против культа личности Нурсултана Назарбаева правозащитник и журналист Сергей Дуванов говорит репортеру Азаттыка, что в структуре культа следует различать как минимум два уровня: идеологический и политический. Главное место в идеологии культа Назарбаева, как утверждает Дуванов, занимает идея державности, которую можно было бы охарактеризовать словом «елбасизм». По ней Назарбаев, по словам Дуванова, предстает отцом всей казахстанской нации, а не только казахов, и основателем казахстанского государства.

Идея державности направлена, прежде всего, в адрес молодого поколения, поскольку старшее поколение довольно скептично относится к этому, говорит 64-летний Сергей Дуванов. Распространению такой идеи, по его словам, служит также инициированная в этом году самим Назарбаевым программа модернизации общественного сознания.

Зато идею Назарбаева о державности глубоко понял и поддержал, по словам Дуванова, президент России Владимир Путин, который, правда, сделал неудачный комплимент президенту Казахстана, заявив, что до Назарбаева не существовало казахской государственности, за что был «бит» казахскими националистами, говорит Дуванов.

КУЛЬТ ЛИЧНОСТИ И БОЛЬШИЕ ДЕНЬГИ

Бывший лидер оппозиционной и закрытой по суду Коммунистической партии Казахстана 80-летний Серикболсын Абдильдин против сравнения культа личности Нурсултана Назарбаева с культом личности Иосифа Сталина — поскольку они, мол, несоизмеримые личности. Сталин построил, по словам Абдильдина, советскую державу, а Назарбаев — всего лишь Астану.

Вместе с тем Серикболсын Абдильдин предлагает взглянуть на материальную основу в структуре культа личности Нурсултана Назарбаева. Красивые действия, как, например, строительство Астаны и проведение ЭКСПО-2017, а также громкие слова Назарбаева призваны, как у фокусника, прежде всего, отвлекать внимание народа, говорит Абдильдин.

Он [Назарбаев] владелец и собственник всего богатства Казахстана. По большому счету, он распродал богатства, недра Казахстана, рассчитывая, что ему будут откладываться миллиарды, —я убежден в этом, — говорит Серикболсын Абдильдин.

При этом он приводит в качестве наглядного примера то, как казахстанские власти стараются не поднимать шум в связи с тем, что банк NewYorkMellon «заморозил» более 22 миллиардов долларов Национального фонда Казахстана, поскольку они якобы знают, «кому на самом деле принадлежат эти деньги».

Экономист Айдар Алибаев, один из лидеров позиционирующей себя оппозиционной Общенациональной социал-демократической партии (ОСДП), говоря о культе личности Нурсултана Назарбаева, признаёт, что «большая власть связана с большими деньгами» и что закон о первом президенте, который гарантирует банковскую тайну и неприкосновенность банковских счетов первого президента и совместно проживающих с ним членов его семьи, может скрывать от народа собственность как самого президента Назарбаева, так и членов его семьи.

В последние два года различные явления, которые можно считать проявлением культа личности, усилились. К сожалению, мы идем по пути укрепления и развития культа личности. Да, это явление, к сожалению, в современной жизни Казахстана присутствует, — говорит Айдар Алибаев.

НЕ КУЛЬТ, А «НАЦИОНАЛЬНАЯ ОСОБЕННОСТЬ»?

Но есть и те, кто отрицает наличие культа личности Нурсултана Назарбаева. К их числу относится политолог Бурихан Нурмухамедов.

Когда мы говорим «культ личности», нам на память приходит культ личности, который был при Сталине. Это был период тоталитарного общества, и там, кроме культа, практически ничего и не было, — говорит Бурихан Нурмухамедов, противопоставляя при этом закрытому тоталитарному Советскому Союзу сталинского периода открытость казахстанского общества внешнему миру — в том числе и в интернет-пространстве.

Вместе с тем Нурмухамедов утверждает, что низовые уровни нередко инициируют сооружение памятников значимым и незначимым в истории личностям, осуществляют попытки называть улицы именами своих родственников или даже своим именем. Подобное явление Бурихан Нурмухамедов склонен называть «национальной особенностью», а не культом личности.

Депутат мажилиса парламента Ахмед Мурадов в телефонном разговоре с репортером Азаттыка решительно отвергает наличие культа личности президента Нурсултана Назарбаева.

Если у кого есть личные восприятия [культа], пусть почитают больше литературы, чтобы получше ознакомиться с работой самого президента.

Это надо усиленно напрячь воображение, чтобы до этого додуматься, — говорит Мурадов. — В 2017 году по инициативе Нурсултана Абишевича мы в парламенте рассмотрели все законы по конституционной реформе по перераспределению полномочий от президента к парламенту и правительству. О каком культе личности можно говорить? Поэтому я полагаю, что те, кто знает законодательные нормы, не могут так сказать. А если у кого есть личные восприятия [культа], пусть почитают больше литературы, чтобы получше ознакомиться с работой самого президента.

В Казахстане действуют Назарбаев Университет, Назарбаев интеллектуальные школы, есть библиотека первого президента. О Нурсултане Назарбаеве снята киноэпопея «Путь лидера», написаны десятки разных книг, в ряде городов установлены памятники президенту. В Казахстане, как и за рубежом, есть несколько памятников Назарбаеву. В социальных сетях пишут, что некоторые скульптуры в архитектурных композициях в Астане и Алматы изображены с лицами, напоминающими черты лица Назарбаева.

Источник: Гипотеза

Оставить комментарий